Новая денежная реформа в россии

Учитывая последние события, денежная реформа в России в 2019 году вполне вероятна, поскольку только радикальные экономические и политические шаги позволят сдержать рост протестных настроений в обществе. Ситуация сегодня столь катастрофична, что для укрепления рубля все средства хороши, в том числе и деноминация. Зачеркнув сегодня два нолика у 1000-рублевой купюры, можно в немалой степени повысить ее авторитет на международном рынке. Хотя, конечно, главное – это повысить ее авторитет у самого населения, которое все больше чувствует холодок от надвигающихся событий.

Деноминация, конечно, играет больше психологическую роль. Однако, есть у нее и реальные плюсы. Например, население активно переносит накопления в банки, чтобы избежать неприятной процедуры по обмену. Вклады за период денежной реформы в России значительно возрастут, что, собственно, и нужно на современном этапе, когда основной бизнес просто встал. Кроме того, часть старых сбережений в физическом выражении, которые наши граждане по традиции хранят в матрасе, в ходе деноминации неминуемо сгорают, особенно, если сроки такого обмена будут ограничены. Соответственно, стоимость денег возрастает.

Будет ли денежная реформа в России в 2019 году?

С другой стороны, денежная реформа 2019 в России путем деноминации может быть лишь частью пиар-программы так любимой нашим президентом. Каждому понятно, что зачеркивая несколько ноликов на купюре, невозможно поднять производство и рентабельные отрасли экономики. Ведь современные деньги выражают экономическую силу государства. Пока 1 доллар стоит более 60 рублей, наша страна в 60 раз слабее экономики США. И если искусственно поменять номинал национальной валюты, экономика сильнее не станет. Более того, через некоторое время валюта опять скатится на прежний уровень.

Будет ли в России денежная реформа в 2019 году? Пока предпосылок для ее проведения нет. Но непосредственно перед дефолтом 2019, правительство все же может пойти на этот шаг. Аналогичным образом поступил покойный Борис Николаевич Ельцин перед дефолтом 1998 года. И тогда, нужно признать, реформа действительно сыграла определенную роль, поскольку экономика в тот период тоже уже дышала на ладан. Как, собственно, дышит и сейчас.

Чтобы пережить денежную реформу, если о ней вдруг заговорят, лучше всего вложить деньги в какой-то очень ликвидный объект. Который будет востребован всегда, независимо от кризисных ситуаций.

Власти России намерены бороться с коррумпированным оборотом наличных рублей, который используется для ухода от налогов и является местом концентрации и"теневых" сбережений.


Россию ждёт новый дефолт?

Для борьбы с нелегализованными через банковскую систему средствами планируется введение в оборот новых купюр номиналом 200 и 2000 рублей — такое мнение выражает портал Finanz. Такой шаг может стать началом кампании по замене наличных денег в обороте. Как пояснил СМИ генеральный директор "Гознака" Аркадий Трачук, пришло время для смены "устаревшего дизайна" банкнот, так как они были разработаны еще в 90-е годы.

По его словам, 5000 рублей — первая банкнота по показаниям к модернизации. У Гознака сейчас есть все "необходимые ресурсы и технологии", но решение будет принимать Центробанк.

Причем, регулятор такое решение уже озвучивал раньше. Год назад экс-директор департамента наличного денежного обращения Александр Юров уже рассказывал СМИ о необходимости "глубокой модернизации" рублевых банкнот. Первые шаги в этом направлении — это выпуск 200-рублевой и двухтысячной купюр.

Тогда же он заявил, что замена защитных признаков на банкнотах необходима раз 5-7 лет вместе с дизайном. Грядущая реформа в этом направлении может обесценить наличный капитал, накопленный в теневой экономике. По данным экспертов, сегодня по обороту теневого капитала Россия занимает 4-е место в мире после Украины, Нигерии и Азербайджана.

Стоит добавить, что в 2016 году индийский премьер Нарендра Моди провел такую реформу, в результате чего крупные купюры, на которые приходилось 86% наличной денежной массы в стране, были изъяты из оборота. Поэтому уже сейчас можно считать, что новые купюры в 200 и 2000 рублей не просто так ввели. Это начало большой кампании по обновлению дизайна банкнот.

"Если изъять крупные купюры, то станет ясно, кто хранил деньги неизвестного происхождения под подушкой. Разумеется, можно ожидать, что будут разработаны механизмы недопуска старых крупных банкнот к расчетам. Хочешь что-то купить за старую наличку — будь добр обменять её на новую в банке с подтверждения источника происхождения",- делятся эксперты телеграм-канала "Мысли О. "

"На этом фоне обязательно появятся и свои подпольные «обменники». Таким образом, сбережения в валюте становятся всё актуальнее и актуальнее. Доллары и евро не перерисовывают каждые 5 — 7 лет",- добавляют они.

За последние месяцы мы стали свидетелями сразу нескольких новостей, относящихся к, так скажем, не совсем типичному поведению России на экономическом фронте. Прежде всего, это сброс Кремлем американских ценных бумаг, которые очень долгое время были едва ли не основным активом, обеспечивающим хранение наших валютных резервов. В этой же категории и постепенный, пока ещё довольно робкий, отказ Москвы от доллара в расчетах с некоторыми своими торговыми партнерами.

Новость о том, что Россия резко нарастила объем покупки золота, тоже вполне укладывается в эту «нетипичность». Как сообщает нам агентство Blumberg, только за последний месяц российский ЦБ купил 26,1 тонны золота, доведя свой золотой запас до 2170 тонн. В денежном выражении это примерно 77,4 миллиарда долларов. Конечно, цифра ещё не поражает воображение, но сама тенденция весьма занимательна.

Причина такой активности лежит на поверхности – Россия опасается все более ужесточающихся санкций США и их союзников, которые могут коснуться, в том числе, и наших активов в иностранных банках. В подобной ситуации перевод как можно большей части этих активов в доллары – ход почти беспроигрышный.

Однако, весьма вероятно и то, что Кремль стоит перед необходимостью принятия каких-то серьезных решений – как политических, так и экономических. И одним из таких решений может стать денежная реформа.

На данный момент очевидно, что ставка на постепенное умиротворение заокеанского гегемона не сыграла – санкции не только не снимаются, но и с каждым разом ужесточаются. Экономические потери в развернувшемся противостоянии весьма значительны, хотя пока и не критичны, и никакое импортозамещение пока не в силах полностью компенсировать нам издержки от сложностей, возникших во внешней торговле.

Более того – к сожалению, ни импортозамещение, ни встречные санкции, введенные Россией против ряда государств и отраслей, не послужили действительно мощным стимулом для промышленного роста. Не стало таким стимулом и снижение инфляции до самых низких в истории темпов, что нам клятвенно обещали все либеральные экономисты на протяжении уже более четверти века. А это может говорить только об одном – компетентность тех, кто до сих пор определял наш экономический курс, находится на запредельно низком уровне. И это, наконец, должно было стать очевидным даже для Владимира Владимировича Путина, который, при всех его достоинствах, в экономике все-таки ничего не понимает.

А значит, есть все предпосылки к тому, что где-то в Кремле наконец призадумались над тем, почему у нас, при такой успешной политике, все так плохо в экономике. И, быть может, уже даже сделали соответствующие выводы…

А это может означать только одно – достаточно серьезную коррекцию экономического курса. Со всеми вытекающими отсюда последствиями – как для макроэкономического мейнстрима, так и для множества персоналий, уже лет тридцать являющихся самоназванными «гуру» российской экономики.

То есть, давайте рискнем предположить, что нынешнее правительство не просто протащит пенсионную реформу и уйдет – нет, оно расчистит дорогу для правительства, больше ориентированного на внутренний спрос, промышленный рост, ужесточение валютного регулирования и некоторые другие вещи, которые должны поспособствовать тому, чтобы наше экономическое древо снова смогло, наконец, заплодоносить.

В такой сценарий отлично укладывается и вероятная денежная реформа. Она, во-первых, востребована национальной экономикой, которая на данный момент слишком сильно зависит от доллара. А во-вторых, для её успеха есть много предпосылок – это и многолетнее положительное сальдо внешнеторгового баланса, и довольно большой золотой запас, и ожидаемое снижение (если пенсионная реформа все-таки будет продавлена) социальной нагрузки на бюджет. Все это может прямо способствовать стабильности обновленного рубля и превращению его в действительно надежный, свободно конвертируемый валютный инструмент.

Это тем более верно, что нынешний рубль так и не справился со всеми испытаниями, которые выпали на его долю. Инфляцию действительно удавалось держать на довольно коротком поводке, но пара ощутимых девальваций обрушила доверие к нашей национальной валюте даже среди собственного населения. А уж для иностранцев он как был спекулятивным инструментом, так им и остался. А значит, наши чиновники и «экономисты» (простите, но без кавычек их упоминать – слишком много чести), добрый десяток лет надувавшие щеки и рассуждавшие о том, когда же рубль станет всемирно признанной резервной валютой, в очередной раз оказались плохими пророками. И все жертвы, которые были принесены нашей экономикой на алтарь «макроэкономической стабильности» и низкой, черт её подери, волатильности, тоже были напрасными.

Не помешает денежная реформа и переходу на рубль во внешней торговле. Точнее, даже будет полезна. Деноминация 1:100 сделает рубль достаточно комфортным для восприятия иностранными контрагентами. Это будет что-то привычное – побольше доллара, евро или фунта, но все-таки где-то в этих пределах. Пустяк, казалось бы. И все-таки не совсем – например, ЕС, переходя на евро, остановился примерно на таком же формате.

Косвенные признаки того, что на нынешний рубль уже немного махнули рукой, мы с вами видим прямо сейчас. Дело в том, что предотвратить нынешнее снижение курса рубля к другим валютам, при нынешних золотовалютных резервах, было, что называется, проще простого. Но этого не было сделано – ЦБ лишь на несколько дней приостановил скупку валюты, опасаясь совсем уж пиковых падений курса на волне санкционных новостей, а потом продолжил её, как ни в чем не бывало.

Достаточно спорной выглядит и сама эта скупка валюты. Нет, если воспринимать её, как попытку аккуратно использовать остающийся ресурс рубля для накопления резервов, которые могут быть востребованы в первое время после денежной реформы, все выглядит достаточно логично. А вот все остальные объяснения кажутся сомнительными, если не сказать больше. Хотя для нефтяных и газовых олигархов это и правда благо: зарабатывать больше, платить людям меньше – кто же от такого откажется?

Кстати, ещё один нюанс. Рейтинг Путина довольно сильно просел из-за не очень умной попытки протащить пенсионную реформу. Масла в огонь подлили и некоторые другие инициативы – от клинической глупости Володина, в такой момент заговорившего о возможности полной отмены государственных пенсий (что бы он под этим не подразумевал, умного в этом не обнаружить даже под микроскопом), до новостей о двухэтапном росте ЖКХ в 2019 году (привет, Украина!) и повышении цен на водку.

Может, Путин не знает, как просел его рейтинг? Нет, уверяю вас, он знает об этом лучше нас – ему на стол кладут реальные цифры, а не результаты сомнительных опросов общественного мнения. Или он не понимает, что очередное снижение ударит по уровню жизни граждан России, закономерно вызывая их неприятие и раздражение? Вряд ли – как бы мало он ни понимал в экономике, настолько простые вещи он все-таки осознает.

И все-таки, рубль снижается, хотя есть и причины не допускать этого, и возможности удерживать его на уровне 63 руб/доллар почти сколько угодно долго. А это, с учетом упомянутого политического подтекста, весьма серьезно. И скорее всего, это подтверждает наше предположение, что рубль потихоньку сливается в ожидании какой-то обновленной национальной валюты.

Разумеется, придирчивый читатель может заметить, что все это лишь предположения. Все так, но тут ведь вот в чем дело – анализ, как инструмент, изначально построен на сослагательном наклонении. Без «если» и «может быть» анализа просто не существует. А кто ждет, что информация, наверняка имеющая статус государственной тайны, будет свободно «утекать» в СМИ через сливы чиновников среднего уровня, того нам придется разочаровать – такие вещи любят тишину, сливов и секретных докладов нам на стол никто не положит, и придется довольствоваться только собственным мозгом да пониманием того, что разумно, а что – не очень.

А тут как-то так получается, что мы пришли к ситуации, когда не очень разумно как раз продолжать наше «терпильство». Делать какие-то наступательные шаги сейчас, кажется, куда разумнее. Способна ли наша власть на подобное? Да, способна – вспомните хотя бы Крым и Сирию. И вероятность того, что Кремль не просто пытается отгородиться от санкций горой золота, а готовит за золотым бруствером хорошую огневую позицию, достаточно высока.

О том же, как именно может быть реализована эта реформа, мы и подавно можем лишь отдаленно предполагать. Но давайте все-таки чуть-чуть пофантазируем.

Реформа наверняка должна сопровождаться переходом на внешнюю торговлю за рубли. Ну, хотя бы потому, что так больнее «гегемону», а это тоже немаловажный фактор. Но вряд ли это сразу станет каким-то абсолютом – если перевести на рубли торговлю нефтью и газом достаточно легко, особенно, если одновременно с этим перейти на биржевую форму такой торговли, то менее значимый экспорт за валюты иностранных государств можно и сохранить. Правда, при условии стопроцентной продажи выручки на российской валютной бирже.

Наверное, валютное регулирование можно сопроводить кнутами и пряниками – скажем, при продаже валюты выплачивать экспортеру бонус в рублях, процентов пять, а при покупке сразу взимать с покупателя валюты дополнительную импортную пошлину, процентов десять. Это не только будет стимулировать экспорт и внутреннее производство, но и сделает невозможными валютные спекуляции с рублем. А если нет валютных спекуляций, банкам поневоле придется активнее работать на рынке кредитования бизнеса и населения – шутка ли, мы наконец-то получим какой-то профит от низкой инфляции.

Ну и последнее (но не по важности) – помимо золота, новый рубль должен быть привязан к стоимости некоторых базовых ресурсов и товаров. Точнее, это их стоимость должна быть привязана к рублю. Электроэнергия, транспортные тарифы, пшеница и т.п. будут не просто полезны в деле обеспечения стабильности нового рубля – они сцементируют его курс, увеличив объем обеспечения на порядок, до нескольких триллионов долларов (в нынешних ценах) ежегодно.

А вот после такого экономического маневра, если он не вразумит наших бывших партнеров, можно будет и в другое наступление переходить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector
Домострой