Нежные синие цикории выгорали

Будто бы белой ромашке
вторит цикорий,
синенький, весь в растормашку,
нежный, до боли.

К осени что за промашка,
выпросил воли?
Косит лужок Чебурашка,
сено готовит.

Гена женился на "пташке"
гнёздышко строит.
В кожице цвета фисташки
Яйца укроет.

Кофе из розовой чашки
пахнет цикорий,-
Выпьет зимой Чебурашка,
август припомнит.

18 августа 2011 г.

* Цикорий похож на ромашку формой цветка, но цветом он голубой.
**Женился на "пташке" в том смысле, что яйцами размножаются крокодилы

Когда, Люба, стих Ваш прочитаешь,
Аромат пОля с сеном вдыхаешь!
И взбодришься совсем не от чая –
От цикория, стих изучая!

С уважением, Сергей Евдокимов

Да, когда полянку косят, то запах травы свежескошенной лучше любого парфюма. Жаль только, что цикорий вырос там, где надо было косить.
Благодарю, Вас, Сергей, за Вашу доброту.

И Вам, Люба, большое спасибо!

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2019. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

– А ты откуда знаешь? – спросил я злобно.

– Хм, подумаешь! – У Бориса это всегда отлично получалось. – Я еще и не такой ее видел!

– Как же это? – спросил я, и у меня заломило под ногтями.

– Да подумаешь! – он встал и зло сунул руки в карманы. – Знаешь, у Горничихи яблоня против балкона? – спросил он в упор.

– Вот тебе и ну! – он сразу успокоился и сел. – Разденется и волосы распустит до пола, а вся голая! – Но тут ему стало самому неудобно, и он хмуро добавил: – Так только, у пояса что-то черненькое.

– Она седни остановила меня и спрашивает: "Скажите, мальчик, ландыши здесь растут?" А я ей: "А вон в Нагилевском лесу, там их много около оврага". А она: "Я туда дороги не знаю. Вот если бы вы меня туда проводили!"

– Ну не мечи, пожалуйста, – возмутился Верблюд.

– Я? Мечу? – Борис даже захлебнулся. – А хочешь знать, я с ней уже гулял!

– Где? – спросил я быстро, чтоб поймать.

– "Где, где"! – Он машинально выругался. – Возле речки лилии рвал.

Я хотел сказать ему, что все-то он врет, не такая она, чтоб ходить с ним, рыжим Козлом, за лилиями, да и нету их, лилии-то, мы вчера сорвали последние, но перебил меня Кудрин, самый старший из нас. Он сказал почтительно и тихо:

– А хороша она, так хороша!

И мы сразу примолкли. Словно пролетел тихий ветер и сдул с нас всю мелочь и шелуху. Даже Борису расхотелось врать про лилии – так в первый раз я подумал о женщине и красоте ее.

Прошло еще два дня. Стояла такая жара, что воздух струился, как вода. Земля горела и трескалась. Нежные синие цикории выгорали и становились голубыми, и белыми, и даже почти розовыми, как китайский фарфор. Дачницы мы больше не видели – было слишком жарко, чтоб заходить к пруду. И вот меня вызвал дядя и предложил снести записку.

– Куда? – спросил я.

– Ты дачу Гориновых знаешь? – спросил он, что-то соображая. – Ну так вот. – Но я уже понял все, выхватил записку и побежал. – Да стой же, малахольный! – крикнул он мне вдогонку. – Кому же ты ее отдашь? Старухе, что ли? Отдашь ты эту записку – вот тут написано: Катерине Ивановне – и попросишь ответа, понял?

– Понял, – ответил я.

– Иди, ничего не напутаешь, получишь четвертак. – Он оглядел меня с ног до головы. – Стой, надень ботинки. Она артистка, ей таких хулиганов показывать не приходится. И причешись. На расческу! Руки покажи! Иди мойся!

Как бы там ни было, но через десять минут я стоял у калитки и стучал носком в перекладину. Сад был обыкновенный, дачный, по бокам дорожки стояли пыльные серые мальвы, и красные солдатики ползли по ним. Я стучал, стучал, пока не вышла старуха и не спросила, что мне нужно. Я сказал.

– Давай, я отдам, – сердито приказала она. Я ответил, что нет, только лично.

– Ну тогда уходи, – сказала старуха спокойно. – Ее нет!

– А где. – осмелился я.

– А я почем знаю? – прикрикнула она, и я понял, что ее действительно нет, – иначе бы разве старуха стала бы так кричать.

Но где же она? Неужели пошла за две версты к пруду? Было так жарко, что даже и птицы не пели, только трещала в воздухе голубая и красная саранча. Старуха была румяна и желта. Острые ключицы так и ходили под бурым старушечьим платьем.

– Да ты чей? – спросила она, присматриваясь ко мне.

Я сказал. Тогда она молча открыла калитку.

– Иди, – приказала она и крикнула: – Катя, Катя!

Залаяла собачонка, и из-за угла дома вдруг появилась она.

Она была босиком, в халате, зашпиленном на поясе двумя английскими булавками, через плечо висело голубое мохнатое полотенце.

– К тебе, – ткнула в меня старуха и ушла. Она стояла передо мной, доверчиво и просто смотря мне в лицо. Я растерянно молчал.

– Здравствуйте, – сказала она, улыбаясь.

Тут я, на горе, вспомнил все московские уроки, встал по стойке "смирно", ткнул руку дощечкой и сейчас же опомнился и вспыхнул, но она ничего не заметила, серьезно приняла мою руку, пожала и спросила:

Я сунул ей записку. Она взглянула на адрес и сказала:

– Так пойдемте ко мне.

И вот я сижу у нее в комнате, а она стоит рядом, положив руку на спинку моего стула, читает записку и улыбается.

– Хорошо, – говорит она и кладет ее на стол.

– Просили ответа, – напоминаю я.

– Ответа? – на секунду она перестает улыбаться. – Ну хорошо, сейчас. И уходит.

Собачка, что лежит на тахте, бурно вскакивает и бежит за ней, но ома из коридора говорит: "Лежать!", и та возвращается, подходит ко мне, выкатывает на меня свои выпуклые рыбьи глаза, но вдруг примирительно и виновато бурчит и укладывается возле моих ног. Я осматриваюсь.

На стене полочка из красного дерева с горкой слоников и вторая с книгами, вешалка, покрытая простыней – виден край зеленого платья. Тахта под грубым синим ковром, стол, на столе вазочка с лилиями – вот и все.

Она быстро входит в комнату, в руках у нее голубой конверт-секретка.

– Вот! – говорит она. – Передайте и поблагодарите.

Секунду мы молчим. Я беру картуз. Собачонка поднимает рыбью голову и что-то сонно бормочет.

– Альма? – удивляется она. – Как, вы уже познакомились? – и целует ее в клеенчатый нос, от этого меня сразу бросает в пот.

Потом они провожают меня до калитки, и собачонка уже танцует вокруг меня. Моя новая знакомая отпирает калитку и вдруг спрашивает:

– Вам уже сколько?

– Четырнадцать, – отвечаю я и привираю на два года.

– О-о, – говорит она с уважением и сразу становится очень серьезной. Потом крепко пожимает мне руку и желает: – Счастливого пути!

– Прощайте, – бормочу я.

– Нет, до свидания, – значительно поправляет она. – Мы же еще будем встречаться, да?!

До дома я несусь галопом, смеюсь, задыхаюсь и никак не могу понять: что же со мной сейчас случилось?

"Так началась любовь и недетское с нею желанье, так в четырнадцать лет к нам томление страсти приходит" (Из Немесана).

И это-таки была настоящая любовь. Я посвящал ей стихи и видел ее во сне. Такое снилось мне, например. Пруд. Она лежит на мостках бледная, с закрытыми глазами – льет вода, в волосах у нее ряска, а я стою над ней на коленях и делаю ей искусственное дыхание, ее руки и тело поддаются всему, что я хочу и вообще она покорна.

И еще снилось мне другое, уже почти совершенно непонятное и странное, во всяком случае пришедшее неведомо откуда. Снилось мне море. Где я его мог видеть? Когда, в каких кинематографах, на каких полотнах? Трех лет от роду мы, правда, жили одно лето на окраине Мариуполя, ия помню вялые мутно-зеленые азовские волны, берег, усеянный крупной белой галькой в черном мазуте, пыльные акации. Но как все это не походило на то, что вдруг начало мне являться каждую ночь. Это и могло быть только во сне. До горизонта вдруг развертывались ослепительная теплая гладь и голубевшее небо. И вот мы вдвоем – я и она – заходим в этот простор, и море тихое, ласковое, необозримое несло нас то туда, то сюда, то вверх, то вниз, и качало, и баюкало, и обдавало ласковыми брызгами, и держало на себе. А она – Катя, Царевна-Лебедь, прекрасная племянница страшной старухи Гориновой, крепко держалась за меня, за мой пояс и шею, потому что была сама беспомощна, бессильна и не умела плавать, а я ее нес, качал, держал на руках, опекал, учил лежать на воде. От этого качания, полета и жуткой сладости я всегда вдруг под конец просыпался.

История цикория

В народе цикорий называют «петровым батогом», «дозорным стражем» и «невестой солнца». По преданию, апостол Петр, когда водил на пастбище овец, использовал цикорий вместо прутиков для того, чтобы управлять стадом.

Но есть и еще одна легенда. Якобы апостол Петр брал цикорий и сгонял этой травой вредных насекомых с хлебных колосьев. После – бросал ее на обочину. С тем пор цикорий растет при дороге.

Польза цикория

Вред цикория

Цикорий не рекомендуется людям, страдающим варикозным расширением вен и желчнокаменной болезнью. Также цикорий может вызвать индивидуальную непереносимость и аллергическую реакцию.

Так как цикорий расширяет сосуды и «разгоняет» кровь, поэтому людям с гипотонией лучше не злоупотреблять напитком. Одна чашка цикория может вызвать тошному, слабость и головокружение.

Дневная норма для здорового человека – 30 миллилитров напитка в день.

Применение в медицине

Цикорий натощак притупляет голод, снижает аппетит, поэтому врачи его рекомендуют пить при сбалансированной диете. Также напиток расслабляет нервы и борется с бессонницей. Выводит из организма шлаки, нормализует уровень сахара в крови.

– С одной стороны, цикорий оказывает тонизирующее действие на организм. С другой стороны, – успокаивающее действие. Поэтому помогает сосредоточиться и нормально себя чувствовать. Цикорий расслабляет нервную систему. Также он содержит достаточно большое количество инулина, который поддерживает нормальный уровень глюкозы в крови. Поэтому очень часто цикорий применяют как сахоропонижающее средство при диабете 2 типа. Цикорий обладает противовоспалительным свойством. Хорошо регулирует деятельность щитовидной железы. Еще помогает переваривать еду, особенно жиры. В нем есть холин, много витаминов группы В, содержится марганец, калий и кальций, – рассказала диетолог Елена Соломатина, кандидат медицинских наук.

Применение в кулинарии

Цикорий имеет нежный сладковато-горьковатый вкус. Напиток, обладает тонким ореховый ароматом и горьковатым кофейным вкусом. Из цикория делают высокоградусный спирт, а также фруктозу.

Салатный цикорий варят, тушат и запекают. Трава превращается в пикантную приправу в салатах, овощных, рыбных мясных рагу, супах и тесте.

  • Телячья печень –200 грамм
  • Цикорий – 2 штуки
  • Очищенные семена тыквы – 10 грамм
  • Тыквенное масло – 50 мл
  • Оливковое масло – 50 мл
  • Хересный уксус – 30 мл
  • Сливочное масло –20 грамм
  • Горчица –1 чайная ложка
  • Зеленый лук – 10 грамм
  • Пшеничная мука – 50 грамм
  • Соль и перец черный молотый – по вкусу

Нарезанную печенку смешать с солью, перцем и мукой, обжарить на сливочном масле. Приготовить соус (взбить венчиком уксус, горчицу, тыквенное и оливковое масло). Листья цикорий хорошо промыть. На них уложить печенку и полить приготовленным соусом. При желании: посыпать мелко нарубленным луком.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector
Домострой